Интервью Оксаны Лычагиной

Интервью Оксаны Лычагиной

Оксана Лычагина – дизайнер в самом широком понимании этого слова. Интерьеры, которые она создает, обладают индивидуальным характером и несут на себе авторский росчерк уютной роскоши. Оксана разработала великолепные коллекции посуды и одежды, а ее выставки собирают многочисленных поклонников ее творчества.


Оксана Лычагина

Сasa Ricca: Оксана, как выявить, что именно нужно человеку в его новом интерьере?

Оксана: Это просто. Нужно поговорить о том, как он живет, какие у него привычки. Понять, кто он – флегматик или холерик, любитель активного образа жизни или гостеприимный хозяин, сколько раз он был женат и тому подобное. И это надо делать в непринужденной обстановке! Таким образом, ты становишься практически членом семьи, семейным доктором или, если угодно, семейным дизайнером. Потому что если знаешь все, то сможешь попасть в точку, ведь для каждого психотипа – свой интерьер. И тогда не нужны разговоры про классику или современный стиль, потому что именно из образа жизни человека создается пространство. И это моя фишка – очень хочу сейчас развивать эту теорию, ведь по ней нет никаких материалов. А наблюдений и выводов так много, что можно было бы даже лекции читать. Если раньше, например, люди создавали себе определенный имидж в одежде, машинах, интерьерах, то теперь идет обратный процесс. Человек хочет больше внутреннего совпадения. Поэтому и возникает дилемма – дизайнер как профессионал хочет сделать все идеально и гармонично, а заказчик хочет немного иного. Но это выясняется далеко не сразу.

Сasa Ricca: Всегда ли заказчик психологически готов к тому, что вы ему предлагаете?

Оксана: Я довольно быстро пришла к следующему выводу: все, что касается дизайна и архитектуры – это услуга. И человек бывает попросту не готов к идеальному, не готов к гармонии. И так как я строю его личное пространство, то не соглашаться с моим видением – его право. Ты оказываешь услугу, и ты в таком случае должен умерить свои профессиональные амбиции. Не решать их за счет заказчика. Это такая тонкость, профессиональная этика, которую почти не понимают. У меня есть один пример. Фотограф снимает только что созданный интерьер – красота неземная, что-то в венецианском стиле. Хозяин волнуется, бегает, смотрит на все и вдруг подходит к фотографу и говорит: «Слушай, мне все нравится, получилось отлично. Но только я не понимаю: как мне в этом жить?»


01
02
03
04
05
06


Сasa Ricca: И в итоге не совсем понятно, как этой роскошью пользоваться?

Оксана: Так и бывает. Приходишь в какой-нибудь дом, там такие белые шикарные диваны, а поверх – покрывала из ИКЕА. Потому что никто хозяину не предложил вторые чехлы. А у него семеро детей и восемь собак.


01
02
03
04


Сasa Ricca: Оксана, давайте вернемся в самое начало, в ваше детство. Как появилась мысль, что вы будете художником, архитектором? Откуда эта тема взялась в вашей жизни?

Оксана: Вообще в детстве я мечтала быть биологом и жить на необитаемом острове. Я никогда не думала, что моя жизнь будет проходить в гуще людей. Я читала энциклопедии, рисовала животных, тщательно изучала флору и фауну – вот что было для меня значимо. Потом решила поступать в МГУ на химический факультет. Но потом вдруг испугалась прямо по пути туда и не дошла. Подала документы в другой институт, карьера химика так и не состоялось. Хотя построение атомов и молекул в химии – это чем-то схоже с архитектурой и дизайном. И так получилось, что сначала я поехала в Минск к родному дяде, преподающему в университете, поступила в архитектурный институт, а потом очень скоро вышла замуж.

Оксана Лычагина

Сasa Ricca: А дальше как складывалась ваша карьера?

Оксана: Потом я вернулась в Москву и окончила МАрхИ. До последнего курса думала, что никогда не стану архитектором. У меня было чувство, что это что-то такое бесконечно возвышенное, сложное, и я никогда не смогу подняться на этот уровень. На факультете градостроительства у нас был прекрасный преподаватель, который часто показывал какую-нибудь зону на метровом планшете и говорил: «Вот тут у вас хорошо». Потом обозначал другую зону и добавлял: «А вот здесь не очень, доработайте». И ты остаешься в недоумении – что же не очень, а что хорошо… Но он никогда не брал карандаш и не рисовал на твоем планшете, как это делали в других группах. Тем самым он практически развивал в студентах творческое начало, давал им возможность самим принимать решения, что очень отличалось от стиля других преподавателей. Мой диплом сразу пошел в префектуру и на реализацию, мне предложили поступить в аспирантуру. Но я уже тогда работала на немецкую компанию и выбрала практику. Там, конечно, была не архитектура, а больше дизайн, но можно было много путешествовать, ездить в командировки. Начинала с обмеров, а спустя какое-то время меня уже встречали в городах чуть ли с фанфарами, сажали во главе стола, звали вести бизнес. Было как-то неловко, поэтому я стала самостоятельно делать многие вещи и предлагать проекты. И это оценили немцы – я очень быстро стала руководителем. И с тех пор мы не только делали планы и закупали немецкое оборудование, но и занимались дизайном и строительством. Было очень интересно работать – я, получается, попала в нужную струю. У меня был колоссальный опыт с самого начала. Я чувствовала себя очень счастливой, потому что попала в гущу событий: у всех горели глаза, всем хотелось чего-то нового. Это был такой мир открытий.

Сasa Ricca: Оксана, а какой проект стал первым значимым?

Оксана: Салон красоты на Ярославском шоссе, которым мы занимались в 1994 году. Помню, как я уговаривала, что большие купленные козырьки надо поменять на те, что поменьше. Они так и висят, и елочки рядом посажены. Проезжая мимо, я все время умиляюсь, что мой первый проект до сих пор жив.


01
02
03
04
05


Сasa Ricca: Это действительно очень приятно! Оксана, вы много путешествуете по миру для себя и по работе. А есть любимое место?

Оксана: Италия. Я очень люблю Тоскану, причем не летнюю, а больше осенне-весенний вариант, когда мало людей и везде очень красиво. Для меня, наверное, это почти колыбель цивилизации. Когда я приезжаю туда, я ощущаю, что человечество родилось не вчера, и начинаю больше верить в историю. Допустим, Милан – это город современной жизни с выставками и салонами, а юг Италии или Рим – это целый сказочный мир. Когда тебя там нет, ты начинаешь скучать, хочется туда вернуться и прикоснуться к этому.

Сasa Ricca: И зарядиться, наверное, вдохновением?

Оксана: Да. Там природа и талантливые красивые люди, создающие красивые вещи. Хотя и в Германии я себя прекрасно чувствовала, меня очень хорошо принимали немцы, считали своей, уважали. А мне было комфортно с ними работать. Они в 1999 году организовали выездной конкурс – собирали специалистов из всех стран, селили их в умопомрачительные места, отлично кормили, приглашали именитых профессоров для лекций, устраивали коллоквиумы и давали задание разработать что-нибудь новое. У нас такого, к сожалению, никогда не было. А немцы прекрасно знают технику развития креатива и раскрепощения личности. Мы делали выставку 2000 года, и я там заняла первое место, хотя была единственной девушкой, моложе всех лет на десять, и вообще из России. Затем сложилось так, что я ушла из фирмы и открыла свою студию. Жаль, что не получилось довести проект до конца. Тем не менее, меня потрясла эта культура, отношение к художнику и понимание того, насколько важно его раскачать, создать ему условия, чтобы он смог родить новую идею. Тут и общение, и погружение, и уважение, и внимательность – опыт был совершенно потрясающий! Поэтому вести бизнес с немцами очень комфортно. А потом я уже строила в разных странах.

Сasa Ricca: Строили частные дома или какие-то коммерческие объекты?

Оксана: В Болгарии и Черногории строила отели и комплексы. В Чехии же было гораздо интереснее, потому что я была главой, постоянно продвигала новые идеи. Там были очень красивые места, например центр Праги. И в Женеве я тоже работала несколько раз. Поэтому все время вспоминала теорию: «город – люди – национальность».

Сasa Ricca: Оксана, с одной стороны архитектор – это в первую очередь руководитель. Причем как своей команды, так и бригады строителей. А с другой стороны – художник, а значит, иногда нужно побыть одной, вдохновиться чем-то. Как можно быть одновременно и жесткой, и мягкой? Насколько это легко или тяжело лично вам?

Оксана: Я тоже думала над этим, потому что работала в разных странах, мне довелось увидеть, как же там построена работа. Что нас отличает – в девяностые сложилась такая ситуация, что я, архитектор-градостроитель по образованию, должна была быть универсалом. В стране оказались востребованы интерьеры, и практически все архитекторы стали их делать. А ведь тут уже вопрос фактуры, цвета, здесь столы и стулья – поэтому приходилось меняться, и люди занимались, по сути, самообразованием. И я делала мансарды, надстраивала здания в Москве и так далее. В Лондоне, например, строительные компании не покупают предметы интерьера, они лишь выдают планы – и всё. А у нас получается, что ты и ведешь проект, и у тебя куча менеджеров. Ночью тебя разбуди – ты должен сказать, какой высоты плинтус, какой ширины и почему. Поэтому приходится быть и мягкой, и жесткой. Принимаешь в офисе людей, показываешь им чертежи, что-то сразу меняешь по их желанию. Это мягкость. А в процессе реализации проекта уже надо действовать как можно более жестко. И в какой-то момент я поняла, что мне очень сложно, я дошла до предела. Я решила, что надо оставаться женщиной хотя бы в семье. Поэтому начала делать шали. А потом перешла к одежде.


01
02
03


Сasa Ricca: То есть это все появилось на фоне работы?

Оксана: Параллельно.

Сasa Ricca: Сейчас можно сказать, что вы оставили архитектуру?

Оксана: Наверное, можно, но если будет знаковый проект, то я за него возьмусь. А сейчас больше консультирую. Решила в свое время, что нужно отдавать больше времени и внимания художественным проектам.

Сasa Ricca: А расскажите о своей коллекции волшебных тарелок. Как рождается идея?

Оксана: Как архитектору мне очень легко создавать коллекции. Архитектор мыслит планами с самого начала, рождая идею, а потом развивая ее. И я, в сущности, с самого начала представляю коллекцию, а потом разбиваю ее на отдельные составляющие.

Сasa Ricca: Есть какая-то любимая?

Оксана: Нет. Потому что каждая серия – любимая. Когда я создавала русскую коллекцию со сказочными сюжетами, меня эта тематика зацепила очень сильно. И теперь мне хочется ее развить, наверное, в современном звучании. Мне нравится и абсолютная абстракция. Я готовлю сейчас серию картин, в которых хочу совместить понятия, которые были дороги раньше: чистота, непорочность и женственность. Все эти грани живут во мне, но мне интересно передать это зрителю. И вторая тема, которая меня очень сильно волнует – это наша планета и природа. Обидно, что мы не замечаем того рая, в котором живем. И я хочу показать этот рай. Чтобы мы просто увидели его, потрогали и начали с ним хоть какое-то взаимодействие. Хотя бы так, через картинку.

Оксана Лычагина

Сasa Ricca: Оксана, каковы ваши ожидания от партнерства с интерьерным холдингом Casa Ricca? Какие цели вы ставите перед собой, компанией и партнерами?

Оксана: Сейчас, в ситуации нестабильности на рынке в целом, очень важно быть в коллаборации с другими не менее сильными партнерами, будь то отдельная личность или компания. Мне импонирует, что холдинг предоставляет абсолютно весь спектр услуг, связанных с созданием уютного и стильного интерьера, сотрудничает с сильнейшими игроками на российском рынке, продвигает премиальные бренды с мировым именем. Ценности, которые несет эта компания в мир, я полностью разделяю и также представляю своим заказчикам. Мы все здесь за красоту, гармонию и семейное счастье. Когда мы вместе, мы просто дополняем друг друга в глазах наших клиентов и партнеров. Надеюсь, что наше сотрудничество откроет нам новые горизонты.




Возврат к списку