Эксклюзивное интервью с Сергеем Эстриным
фильтр по годам
Сортировать по дате: c
Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Эксклюзивное интервью с Сергеем Эстриным


Известный российский архитектор, победитель престижных международных конкурсов, владелец собственной архитектурной мастерской, Сергей Эстрин рассказал журналу Casa Ricca о своем творческом пути, источниках вдохновения, знаковых проектах и секретах профессии.



Casa Ricca: Сергей, расскажите, пожалуйста, как и почему вы для себя выбрали профессию архитектора?

Сергей: Выбор профессии для любого человека очень принципиальный и мучительный вопрос, я по своим детям могу судить. Как определиться на всю жизнь? Мне, возможно, было несколько проще, чем другим, у меня дедушка был архитектором. Он вместе с Щусевым работал над проектом гостиницы Москва и многие внутренние залы были сделаны им, а у меня остались его акварельные эскизы. Я его, правда, не застал – он погиб в сталинское время. Но в семье осталась некая архитектурная атмосфера, сохранились книги и альбомы.


Эстрин Сергей, Эстрин Яков Львович

Эстрин Сергей, Эстрин Яков Львович (фото из семейного архива)


А когда я учился в седьмом классе, мы с отцом поехали в Ленинград, где на меня обрушился поток невероятно красивых зданий, парков, перспектив, каких-то случайных ракурсов. Это что-то задело внутри и пробудило мощный подростковый интерес к архитектуре. Захотелось увидеть все существующее в то время в библиотеках на эту тему – пусть даже в черно-белом варианте. Именно впечатление от Ленинграда показало возможность получения чувственного удовольствия от той красоты, которую создают архитекторы. И профессия архитектора мгновенно выделилась среди всего остального. Потому что мама врач, отец – инженер-строитель с замечательными изобретениями, медалями ВДНХ. Это могло бы быть мне интересно и вдруг архитектура.

Casa Ricca: Когда вы поняли, что архитектура – призвание, как дальше сложилась судьба?

Сергей: Путь к профессии был довольно-таки сложный. По мере взросления у меня всегда были учителя, которых я безумно уважал, любил и сейчас к ним отношусь замечательно, но с ними у меня сложилась совершенно парадоксальная ситуация. Я ходил рисовать в Дом пионеров, где преподавал чудесный художник и учитель Юрий Степанович Шибанов. Ну, я как-то лениво так рисовал, без всякого удовольствия, а сам процесс общения мне очень нравился. По окончании школы у меня была золотая медаль, и в какие-то институты я мог пойти просто так, а в МАРХИ все равно нужно было сдавать профильные экзамены. И вдруг он мне говорит: «Сереж, иди ты лучше в МИСИ, ну нет у тебя способностей». Это конечно серьезный удар от уважаемого тобой человека. Я, тем не менее, поступил в МАРХИ, учился на ЖОСе и работал на кафедре по архитектурным проектам. Там у меня был великолепный руководитель, тоже учитель, Дмитрий Георгиевич Олтаржевский, из старого поколения. Он получил образование во Франции. Он племянник Олтаржевского, который построил Киевский вокзал и сделал первый план ВДНХ, а также массу других зданий. И сам Олтаржевский построил много театров, и просто чрезвычайно интересный человек, которого я очень любил и уважал. Когда я заканчивал институт, это был первый год с возможностью по баллам, полученным в дипломе, выбирать организацию, в которой ты будешь работать. Я был вторым на курсе. И вот к Олтаржевскому прихожу и спрашиваю: «Дмитрий Георгиевич, а вот куда бы мне можно было пойти?» Он говорит: «Ну, лучшая мастерская в Москве – это мастерская Андрея Дмитриевича Меерсона. Но, Сереж, понимаешь, там такие способные ребята – тебя туда не возьмут». Это был второй серьезный удар, я еще первый хорошо помнил, но решил - не страшно, разберемся. Тем более я с удовольствием пошел работать к Кубасову Владимиру Степановичу, так как, на мой взгляд, это были две основные, самые творческие мастерские Москвы. Позже меня переманили к Меерсону, так что все встало на свои места.

Casa Ricca: Прошли годы. Сейчас вы можете сказать какими качествами должен обладать архитектор и, более того, руководитель собственного архитектурного бюро?

Сергей: Очень важный вопрос для любого архитектора, потому что специфика профессии такова, что мы в любом случае очень часто себя чувствуем руководителями - мы ведем проект, мы его придумываем, чувствуем, завершаем. Поэтому из качеств, безусловно необходимых для архитектора, можно назвать очевидные: и талант, и способности, и профессиональная подготовка, и умение ее совершенствовать, использовать, и способность выразить свою мысль, и донести ее до заказчика, оппонента, и настоять на своем решении. Но вот по мере приобретения опыта с годами понимаешь, что одно из самых важных качеств – это все-таки стрессоустойчивость и возможность адекватно воспринимать достаточно регулярные сложности в профессиональной жизни. Быть философски готовым к ним. Да, жизнь такая, что эти трудности возникают с определенной регулярностью, и в этом нет ничего страшного – это как часть жизни. Слишком много людей, слишком много специальностей задействовано в процессе: генподрядчики, субподрядчики, инженеры, административные лица, разные заказчики или ветви этого заказчика, твои сотрудники. А в сумме в этой машине всегда что-то может не правильно прокрутиться, дать какой-то сбой. Поэтому понимание того, что ничего страшного не происходит, что изо всех этих ситуаций всегда есть выход – это то качество, которое должно быть у каждого архитектора. В противном случае он становится, наверное, истериком, что очень вредит такому сложному и затратному процессу, как архитектура и строительство.


Эстрин Сергей


Casa Ricca: В чем, по-вашему, заключается миссия профессии архитектора?

Сергей: Я уверен в том, что архитектор не может изменить жизнь. Но архитектор может сделать ее красивой и замечательной для конкретных людей, не меняя их принципиального образа жизни.

Casa Ricca: В чем вы, как человек творческой профессии, находите вдохновение для своих новых проектов?

Сергей: Так же как и у большинства людей на вдохновение может оказать влияние любое яркое впечатление – форма, предмет, пейзажный вид, вспышка молнии. Идеи приходят в разное время и в разных местах. Я только знаю, что просто сидеть и ждать вдохновения – это бесполезно. Нужно себя заставлять думать и концентрироваться в определенном направлении, желательно в той задаче или задачах, которые сейчас стоят перед тобой. И тогда степень концентрации и внимания резко повышаются, а шанс придумать какую-то идею возрастает. Хотя все-таки это может произойти далеко не всегда.

Casa Ricca: Три года назад ваш проект «Волна» завоевал премию на престижном международном конкурсе International Рroperty Аwards в Лондоне. Расскажите, пожалуйста, как вам удалось приручить стихию воды? В чем была основная идея этого интерьера?

Сергей: Ну, это как продолжение предыдущего вопроса, что хорошая идея или возникает или нет. В данном случае совпала определенная программа или задача, поставленная заказчиком, с простым и мощным образом. Сказать, как возникла эта мысль сложно, но как-то рука пошла, нарисовала и это ощущение волны, смывающей все проблемы на фоне города, простая яркая идея, нашла вот такое воплощение. Все, больше ничего не нужно для проекта, который действительно в результате стал лучшим в Европе в своей категории, что было очень приятно.


1
2
3
4
5
6
7
8


Casa Ricca: Ваш интерьер частного дома в Жуковке был удостоен чести и размещения в итальянском каталоге бренда Visionnaire. Расскажите, пожалуйста, об истории создания этого интерьера.

Сергей: Проект большой, физически большой, сложный и чрезвычайно рукотворный. Огромное количество идей шло от возможности воплотить их по сути дела ручным образом. Никаких каталогов по тому, что мы там поставили, не существует. Этот проект получился многослойным. Есть большие пространства, действительно большого загородного дома, с крупными, я бы сказал, архитектурными элементами и композициями. Такой героический масштаб, который нужно было поддержать, и поддержать, конечно же, тоже чем-то цельным и эффектным, как бы средним слоем. Почему мы остановились на Visionnaire? Там та же степень рукотворности, идей и мыслей в каждом элементе, что позволяло нам в сложном интерьере не создавать разрыва между крупными архитектурными элементами и упрощенным наполнением: ковриками, вазочками, канделябрами. Работа с такого рода большими проектами всегда риск – как объединить все в нечто цельное, чтобы не получилось, что в каждой комнате просто набор мебели, как в шоу-руме, где весь образ «разваливается». Здесь весело, там весело, а в результате дома нет. Тут обратная ситуация, мне нравится этот эффектный и успешный проект.


1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24


Casa Ricca: Расскажите, пожалуйста, о своем любимом проекте коммерческого назначения.

Сергей: Мне нравится, когда у нас получаются эмоциональные проекты. Один из последних, на мой взгляд, действительно сделан на такой высокой ноте идей и эмоций. Это общественное пространство в башне Евразия в Москва Сити. Он крупный, с единой идеей по совершенно разным пространствам, сделан как бы одой рукою. Воспринимается цельно, как и должно быть в таком большом здании. А в тоже время он необычен, вызывает интерес и вопросы, не приедается – как раз то, что должно быть в коммерческом интерьере, рассчитанном на посещение большими потоками людей. А именно – сохранять остроту восприятия в течение длительного времени.


1
2
3
4
5
6


Casa Ricca: Кто из великих людей повлиял на ваше становление как личности и как профессионала?

Сергей: Я думаю, что период жизни, который позволяет человеку воспринимать влияние других людей, находится где-то в районе 20 лет. Это время, когда ты сам тянешься к людям, сам с удовольствием окунаешься в величие мастера, в его идеи, в его специфику, эгоизм – что угодно может привлечь, если рядом с тобой личность. Я работал в двух замечательных мастерских Москвы: дипломную работу делал у Владимира Степановича Кубасова и потом у него работал, а после этого работал у Андрея Дмитриевича Меерсона. Два прямо противоположных человека, хотя родились в один день и в один год, оба невероятно талантливы, с совершенно разным подходом к архитектуре и к людям, к себе. Думаю, что все, что можно было спроецировать на себя, я каким-то образом это впитал. От Кубасова, надеюсь, любовь к быстрому эскизированию и быстрой выдаче идеи, а от Меерсона какой-то анализ и недовольство или довольство своими выполненными работами.


1
2
3
4
5
6
7


Casa Ricca: А что вы можете сказать про молодое поколение архитекторов и дизайнеров? Растет достойная смена?

Сергей: Смена, наверное, всегда достойная потому, что это закон жизни. Всему что-то приходит на смену. И мы кому-то приходили на смену, ну, а те, кому мы приходили, тоже были когда-то молодыми, горячими и шел огонь, а потом дым. Но я не думаю, что молодое поколение сейчас чем-то принципиально отличается от того, каким было предыдущее поколение. Точно также они хотят и будут разрывать какие-то стандарты, стереотипы, переходить какие-то границы – это часть поведения молодых, у которых меньше опыта, меньше страха, меньше самоограничений, но в тоже время больше ошибок и больше потерянного времени на блуждание по этим ошибкам. Однако все это проходит вместе с возрастом, опыт приходит – огонь уходит. А тут рядом молодое поколение, которое более старшему как раз и дает возможность почувствовать себя более опытным, но в тоже время стимулировать к тому чтобы продолжать активно работать.

В рамках цикла передач «Архитектурные беседы с Casa Ricca» была сделана видеозапись интервью с Сергеем Эстриным.

Текст: Светлана Лилеева




Возврат к списку